Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

My post romance

Жизнь в Гватемале отличается от жизни в России. Это известный факт, который вряд ли подлежит сомнению. Здесь ты очень быстро начинаешь ценить шоколадные батончики, булочки и вообще любой хлеб, мечтаешь о манной каше и… бумажных книгах. Меня часто спрашивают, чего нам не хватает больше всего и какими вещами нам можно помочь.
Любите почтовую романтику? Не отказывайте себе в удовольствии! Пришлите нам посылку.



Collapse )



My thanks

Сегодняшний пост будет коротким (сказала она и накатала два листа A4).

Я, Инти, весь персонал двух наших клиник, ну и конечно же наши пациенты, хотим сказать спасибо тем, кому не все равно.

посылки
Я и одна из первых посылок из России. Около почты в Уеуе.

Немного философского- я считаю что что-то в своей жизни нужно делать только в том случае, если не делать этого просто не можешь. Так должно быть с работой, с хобби, так должно быть с чувствами относительно других людей и событий, так должно быть с сексом и с принятием каких либо решений.

Мне везло.Collapse )

Но увы, ребята, в этом мире есть люди, сотни, тысячи, миллионы и миллиарды людей- которым  не повезло. Поверьте, очень тяжело стать гением, если тебе вместе книжки в твои пять лет дают мачете и отправляют рубить тростник с восьми утра до восьми вечера. Очень тяжело научиться читать, если на твоем языке нет книг. Очень тяжело взять и стать бизнес-леди, врачом или космонавтом, когда твой отец в двенадцать лет обрюхатил тебя, а ты даже не поняла, что случилось. Очень трудно, если за еду тебе приходится драться со своими же собственными братьями- иметь какое-то представление о равенстве, толерантности и гуманизме.

Collapse )
Отставив лирику- собственно чему был посвящен этот пост. Я рада что в этом мире есть люди которые не смогли не помочь. Это очень круто, ребят.

Мы все говорим спасибо – за детские вещи, сухие смеси, гематоген, расскраски, шоколадки, вязанные и самосшитые шапочки, тушенку, пастилу, резиновые перчатки, игрушки, каши, желе, семена русских трав, памперсы, мед, Леводопу, молокоотсос, смеси для приготовления хлеба, гель для доплера, дезинфектанты, лидокаин, детское питание, кофе, спекулоспасту, хирургические костюмы, респираторы N95 и многое другое, тем, кто не остался равнодушен,

Гульнаре Алмухаметововой
Роману Ткаченко
Яппаровой Алине
Чемаевой Ольге
Гизатулину Альберту
Ольге Ремаренко
Йоке Бекаирт
Джереми Тихону
Лизе Джои
Ирине Валиковой
Сергио Отто Кастийо
Аптеке "Оксиденте"

…а так же всем кто отправил посылки и они в пути, кто принимал посильное участие в сборе вещей, а так же тем, кто вдохновляет вышеперечисленных на то, что они делают.

Спасибо.



                                         

My absence of patience

Когда ты будто из рекламы сметаны «Домик в деревне» лежишь на почти
альпийском лугу (на самом деле альпийские луга сосут где- то в
сторонке по сравнению гватемальскими) и смотришь на почти русский лес,
с соснами, только пальмы как бы смущенно качают головами, «мы тут
вооообще не при чем», хочется задуматься, какого лешего тебе
беспокойно.

Душа моя
чуднaя и, как водится, кроме привычных вопросов о том,
«что делать» и «кто виноват» все чаще всплывают думы о «для чего все
это».
В Ялонвице, куда мы торжественным эшелоном прибыли сегодня, все
спокойно, прием идет тихо и интересно, местные промоутеры мне нравятся
на порядок больше чем наши, я это списываю на «чужое добро всегда ярче
блестит», хотя глубоко в душе мне все- таки кажется что они как- то
добрее. Пока Ханна, акушерка из Ялонвица и Стан, медбрат, собирают
яйца и готовят еду, промоутеры ловят меня в коридоре и просят
послушать одинадцатилетнюю девочку, которая свистит и булькает внутри,
вызывая у меня приступ «лечить-лечить» мгновенно и стремительно.
Температуры для подтверждения пневмонии у нее нет, на астму ее
бульканье тоже не похоже, но что- то в ней заставляет меня задуматься
о туберкулезе, это у меня на каком- то  странном уровне- я почему- то
чувствую неладное, хотя каждый раз надеюсь, что чувство меня подведет.
Мы все же назначаем ей антибиотики и сальбутамол и просим приехать в
Похом, чтобы поплевать в баночку, которую мы потом по- специальному
откроем,  размажем содержимое по стеклышку и зафиксируем пламенем
горелки, потом по секундамеру будем наливать разные розово- фиолетовые
краски и в итоге получим образец, который будем разглядывать, пытаясь
найти красно-розовых микобактерий.


TB

Collapse )

My rural routine

На самом деле пока не поживешь в деревне довольно тяжело (а точнее
просто невозможно!) представить, что такое «пожить в деревне». Не то
что бы мне было крайне трудно вставать в 5 утра (да всю жизнь я так
встаю, еще с момента спортзала в 5-15 эй эм) и идти в лес, где пасется
Зорро (кто ж знал сколько травы жрут эти лошади!) – в тюрьме для
животных всю травку он съел катастрофически быстро и по доброте своей
душевной Карлос, главный промоутер, разрешил мне пользоваться его
участком; не то что бы мне было тяжело десять минут идти в горку,
потом искать Зорро, потом давать ему «вкусненькое»-  кусок хлеба или
соль или порубленный мной с помощью мачете и Бога сахарный тростник
(кстати тоже тут в огороде растет),  потом причесывать его и мыть в
ручье, потом идти обратно домой, месить тесто на тортильи, потом печь
их и варить кофе, потом замачивать белье в больших белых тазах,
рыхлить землю в ящиках с всходами моих овощей, потом идти вспотевшей в
холодный душ, в котором предворительно нужно расставить ведра – потом
эту воду можно использовать для унитаза.


DSC00544

Collapse )
Единственное к чему тяжело привыкнуть- отсутствию друзей.
Ну, и пожалуй, к облакам, которые тут горы покрывают. И джунглям. Это прекрасно.

My bed dispute

Муравьи (в штанах) в банке с сухим молоком или в мошки на вскрывшемся перезрелом банане ,как выяснилось, вещи к которым привыкаешь довольно быстро. Прошло меньше месяца с моего приезда сюда- а я уже легко отделяю все эти прелести чайной ложечкой в стакане с мошем и вообще, ощущая себя довольно уверенно в своих отношениях с разными представителями вида членестоногих (ох, это же вид, да? У нас тут наверняка где-нибудь учебник по биологии завалялся- надо проверить).

Сейчас я собираюсь с силами чтобы пойти покормить Зорро и Дыню (коня Арне зовут Дон Мелон, что переводится как «Господин Дыня»- видимо за окраску назвали) переспелыми бананами. Мне нравятся обе лошадки, они умные. После того как ты куда-нибудь едешь верхом на лошади ты обычно весь мокрый и грязный и пахнешь, что не особо удивительно, лошадью. Поэтому это неплохо стимулирует к холодному душу. Но в то же время каждый раз заставляет тебя взвешивать «за» и «против» поездки. У меня сейчас по ощущениям больше – за.

DSC00533
Collapse )

My rural rules

Все интересное здесь происходит, пока что, почти перманентно- ибо
действительно, факт остается фактом- интересно все: от того как печь
кукурузные лепешки и беречь хлеб от муравьев, пользоваться раковиной
для стирки, собирать живые фонари из светлячков (которых тут тьма!),
уличать женщин в откровенном вранье о своих «месячных» когда они,
покрасив марлю ягодным компотом пытаются тебя развести на пачку
противозочаточных -  до осмотра одинокого яйца своего Зорро, в тщетных
попытках дождаться опущения второго, дабы кастрировать его чтобы он не
кидался так откровенно на всех встречных кобылиц, массовой
дегельминтизации детей школьного возраста (когда следом за
Альбендозолом  ты вручаешь им леденец и они торжественно заявляют -что
напоследок «алиментарламбрисас» или «покормят червячка»),  золотых
зубов двадцатилетних девушек, являющихся для них особым шиком и
гордостью; особой любовью к демонстрации тебе своих гениталий
бабульками, которые как выяснилось белья- то собственно и не носят.

Каждый раз выходя из клиники – за яйцами, капустной ботвой или просто
проведать своего лежачего диабетического пациента- ты не перестаешь
задирать голову и удивляться- в каком же, черт подери, красивом месте
ты живешь. Облака как пар с молока закрывают горы ровной белой марлей
и ты знаешь- скоро все укроется в них окончательно и  гор совсем не
будет видно. Ты знаешь, что утром все будет еще зеленее чем сегодня,
созреет еще десяток бананов и ты станешь влюблен в это место еще
сильнее.


DSC00538
Collapse )

My good shitty day

Сегодня часть ребят, а именно координаторы (нынешний и новый- Лотте и
Арне) – уехали на какой-то очередной митинг к правительству в Икскисис
(большой поселок), а мы остались в клинике- консультировать, в
обеденную сиесту, пока Йорис (нынешний врач) пек банановый пирог из,
как ни странно, бананов, которые, как ни странно, растут прямо у нас
под окнами, я, под этими же окнами организовывала грядки под типично
русские, привезенные с родины петрушку, редиску и свеклу. Лин, наша
нынешняя слегка угрюмая акушерка, периодически одобряющи выглядывала
из лаборатории и спрашивала что я сажаю. Я, не зная названий этих
овощей на английском пыталась объяснить на пальцах что вот этот овощ
«такой розовый с беленьким» а вот этот «такой… ну трава!» и это похоже
было очень смешно. Но самое смешное произошло после бананового
пирога, и, как говорится, слава богу, что после, иначе до бананового
пирога бы точно не дошло.

DSC00549

Collapse )