?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

My epidemic

Казалось бы, это была самая обычная неделя...



Ужасно много людей. Они приходят в 6 утра, за 2 часа до открытия клиники и очень громко разговаривают. Они ждут и от ожидания устают больше, чем мы. Пока с нами была волонтер-помощник Оля, она готовила покушать. Но Оля уехала путешествовать дальше. Гватемальский медбрат Паскаль уехал, потому что у него сильно заболела мама... И мы остались сначала втроём, с Максом, который долго и тяжело болел, а когда Макс выздоровел - они с Викой tropical_doc поехали в Гондурас за донациями.

И вот «два негритенка легли на солнцепёке». Надеюсь очень, что никто не сгорит. Работаем в среднем до 7. Потом писанина, уборка, мытьё и стерилизация инструментов и вечные подсчеты, потому что все время что-то да заканчивается и надо информировать девочек (Карину и Вику), чтобы было чем лечить людей. На побегать времени нет. На поспать - временами. Как мечта - где-то вдалеке маячит 28 число, когда мы поедем на море. Порой кажется, что это мираж.



Все началось 18 числа, в среду. Рабочий день закончился. Пациентов за дверью много. Эмергенсия, говорит мама 8-летнего мальчика. Кровь течёт из носа. Сколько спрашиваю? 10 минут, сразу прибежали. Смотрю мальчонку: весь уделался в кровушке, но активного нет. Даю лёд, говорю, ждите, отпущу пациента и следующий он. Первое, что бросается в глаза: он сидит на стуле, как воробушек, апатичный такой. Испугался просто, думаю. Горячий, температура 104F. Оказывается, кашляет. Слушаю: в легких какой-то ужас! Явные очаговые, причём двусторонние изменения. Позвала Ксюшу: опытный слух терапевта был такого же мнения. Пневмония двусторонняя. Очень-очень быстро развившаяся. Лечение назначили, написали импровизированную справку для школы. Хотели отпускать. Так опять полило из носа. Очень долго кровь останавливалась, хотела уже тампонаду делать, по картинкам из интернета. Остановилось-таки. Отпустили, строго-настрого сказали, если что - не ждать. Но, обошлось.

Четверг. 25 пациентов за день - затишье. 4.15, Ксюша собирается бегать. Приезжает машина. Из неё полувыводят-полувыносят мужчину 34х лет. По шатающейся походке издалека видно, что тут все серьёзно. Анамнез собираем на бегу: упал с мотоцикла. Без шлема. На скорости, велосипед подрезал. Уже примерно 2 часа назад. И сразу бросаются в глаза отёкшие синие веки - симптом очков.




Я много думаю о логике мысли в таких ситуациях. Вот где мозг врача должен вычленять самое главное, при этом не отбрасывая мелочи, но, как-бы отодвигая их. Именно в таких ситуациях должны срабатывать клиническое мышление, опыт, интуиция, напористость, порой граничащая с жесткостью, безапелятивность. Ты не можешь разделить это, но именно здесь, все это выливается в правильную тактику, лечение и возможно будет стоить чьей-то жизнью. Положить на ровную поверхность, проверить жизненные показатели и уровень сознания, зафиксировать голову шейным корсетом, дать кислород, обеспечить венозный доступ. Руки дрожат, он очень тяжелый. Но по ШКГ - 15. Есть секунда выдохнуть. Проверяю себя по справочнику алгоритмов СМП. Все верно. В какой-то момент начинает загружаться.

Опять на помощь приходит великий дексаметазон. Приходит в себя. При осмотре: больше видимых повреждений нет. Ударился только левым виском. Срочно в Шелу, вердикт. Только там есть нейрохирургия. Только там у него есть шанс. А потом начинается вечная перепалка с родственниками. "Не поедем, денег нет, лицензии на вождение нет, ничего делать не будем, пусть помирает." Уговорили доехать до Момоса. Опять ужасная флатера (машины-пикапы на которых ездят местные). Все очень медленно. Кроме времени. Оно улетает.




Он в сознании. Голова подпрыгивает на каждом ухабе. Я стараюсь её придерживать. Машина набитая родственниками. Но все молчат. Прошу жену говорить с ним. Пара фраз на Киче (местный язык индейцев). Опять замолкает. Только не спать ему, если уйдёт от нас - дальше мои познания только теоретические. Доехали. Скорая свободна. Да и он немного лучше. В центре де салюд долго не тянули, переложили и уехали.

А мы наконец-то познакомились с директором и докторой Лорейной. Поболтали, показали нам всю их больничку, пригласили подежурить. Я очень хотела сделать это месяца 3 назад, зимой, но за последнее время у нас настолько выросла интенсивность клинической работы, что о каком-то поддежуривании вообще забыла. А тут зовут. Ладно, думаю, надо сходить посмотреть. Запланировали это в ночь с субботы на воскресенье, когда Вика будет в клинике.


Субботний день как всегда не давал нам передышки, пациенты, встреча с российским посольством, и очень тяжелая неделя давали о себе знать. Но, раз обещали - надо прийти. И вот, с давно забытым трепетом, как студенты, мы с Ксюшей вошли в центр де салюд. Тишина. Медсестра говорит нам, что доктора на операции. Все вспыхнуло в моей груди: «Можно ли нам туда зайти?» Минуты две нетерпеливого ожидания, и нам разрешили. Сложно описать чувство, которое заполнило меня целиком. Как же я безумно скучаю по операционным, по той гамме запахов и чувств, по той борьбе за жизнь, которая в них происходит. В настоящем предбаннике переоделись. Попали мы уже на самый конец кесарева сечения. Запеленованый ребятёнок лежал на столике. Доктор гинеколог оказалась классная и веселая. Смотрите, говорит, это моя дочь: и кивает головой на маленького человечка, одетого в хирургический костюм размеров на 10 больше - штаны волочатся по полу, рубашка больше напоминает платье. Девочке оказалось 8 лет. И она пришла к маме на дежурство. Оперировали без коагулятора. С медсестрой, не операционной, но там разделения нет.



Дяденька анестезиологический техник долго не хотел называть своё имя, сказал обращаться к нему: «Эй, ты!». Апоневроз зашивали чем-то вроде Викрила 3/0... ниток нет. Когда они закончили, я по принятой методике, сразу предложила свою помощь: например помыть инструменты. Девочки сестры, радостно согласились. А вот воду в центре де салюд, как впрочем и во всем Момосе, отключили. Поэтому мыла я инструменты, черпая воду из бака. Наверное, далеко не самый плохой вариант в развивающихся странах, у многих воды как таковой нет. В общем-то это было самое интересное за дежурство. Экстренных обращений было всего 4: две раны, одну из которых я зашила, беременная женщина, которую оставили до завтра рожать и гипертония, против которой есть у них одно лекарство: фуросемид. Даже эналаприла нет. Решили, что рожать намного лучше у них, а вот все остальное лечить - у нас, стараниями Вики и Карины, препаратов в разы больше.

Поболтав немного со всем дежурящим персоналом, а их 8 человек, мы пошли спать и знать не знали, что настоящая драма происходит у нас в клинике, куда приехала ночью рожать женщина, а Вика, безуспешно пытавшаяся нам дозвониться, принимала очень тяжелые роды одна, с помощью 2-х мальчиков, никакого отношения к медицине не имевших (собственно Эндрю и Макс). Герои, одно слово. На утро оказалось, что ребёнок разорвал маме все пути, Вика все зашила, но, чтобы нормальный гинеколог все проверил они едут к нам. Так и встретились. С женщиной и её дочкой оказалось все хорошо, ребята отвезли её в клинику, понаблюдаться на сутки, Ксюша поехала с ней, а я одна в это воскресенье ходила по рынку и жутко уставшая под вечер вернулась домой, в надежде хоть немного нормально поспать. Но не тут-то было.




Только стемнело, раздаётся звонок. Открываем входную дверь, а за ней: половина нашей деревни. Удивление... непонимание, и постепенно приходящий ужас: они все привели детей. Высоко лихорадящих, с кашлем и каждый второй - с пневмонией и носовым кровотечением. Эпидемия... настоящая. Настоятельно рекомендовали не ходить в школу. Школа, именно то место, где дети легко и играючи передают этот вирус друг другу. Наши познания в эпидемиологии никакие, но тут любому ясно - школу надо закрывать. В ночи пошли к директору школы Фелипе: так и так, говорим. Грипп у нас. Тяжелый очень. Уже много детей заболело. Дальше, только хуже будет. Он все понял, сказал, что нужна официальная бумага, и что завтра он позвонит своему шефу.

А мы вернулись в клинику, достали запасы ибупрофена, амброксола, антибиотиков и масок, сочинили официальное письмо и придумали четкий план действий на следующий день. Он оправдал наши ожидания: уже с утра начали приходить люди с гриппующими детьми. Мы разделили очереди: Ксюша принимала всех лихорадящих и кашляющих, я взяла всех остальных. Соседскому мальчику, который пришёл на перевязку, поручила очень важный этап сортировки: мерить температуру и отделять людей, чтобы хоть как-то снизить риск заражения в очереди и кабинете. Всем детям в школе раздались маски. Вика звонила директору центра де салюд, то есть всего здравоохранения нашего района, просила прислать эпидемиолога. Но тщетно... не дали. Придётся справляться самим.




До поздней ночи работали без остановки. Ночью тоже приводили детей. В какой-то момент стало казаться, что не заболевших детей в Чиунахтахуюбе не осталось. Хотя, на утро оказалось, что школу так и не закрыли, хотя профессор обзванивал родителей и рекомендовал им не отправлять своих чад учиться. За вторник и среду мы жутко устали и очень-очень сильно ждали приезда нового врача. Удивительно как быстро распространилась инфекция: стали приезжать дети из Момоса и окрестностей, такие же: с высокой лихорадкой, изменениями в легких, красными глазищами и окровавленными носами. Но, лекарства делали своё дело хорошо, жутко тяжелых случаев с госпитализацией у нас не было.

А в четверг, наконец-то, к нам приехал Женя - врач-психиатр из Ульяновска, много путешествующий и долгое время проживший в Чили. С идеальным испанским, четкой жизненной позицией, он принёс в наше эмоциональное женское общество какой-то уверенности, и на самом деле очень сильно разгрузил нас, забрав треть пациентов, а кроме того оказался исключительно глубоким человеком и интересным собеседником.




В пятницу эпидемия ощутимо начала спадать, приходили в основном те, у кого в семье уже были больные гриппом дети, и были они ощутимо легче: без пневмонии и кровотечений. Так что мы с чистой совестью, так и не поспав перед долгой дорогой в ночь на субботу закрыли клинику и на ночной флатере и первом чикен-басе в 3 утра поехали на море (те, конечно, на океан, но все тут называют его просто море).




И потом были 2 дня из другой жизни, где очень жарко, много солнца, много счастья и нет проблем. На океане штиль, но волны огромные. Мне нравится на них прыгать и под них нырять. Вода очень соленая и тёплая. Чёрный вулканический песок забивается в рот, глаза и купальник.



Хорошие люди рядом. Они простые, с ними легко. На следующий день мы вернулись в клинику, проехав на новой машинке, полстраны. Макс с Викой забили её чемоданами донаций, а ещё с покупными продуктами на неделю места для людей осталось маловато, но уместились.

Я отстаю от времени в своих заметках. Следующая неделя оказалась ещё интенсивнее и ещё интереснее, но напишу об этом уже в следующей серии.
Знаете, что интересно? Я совсем перестала считать денёчки, и вот теперь, когда Карина купила мне обратный билет, кажется, я не хочу уезжать... Здесь стало очень тепло.


Текст: врач-хирург клиники Health&Help Евгения Короткова
Фото: прекрасный Maksim Tarasov

Если вам захотелось помочь нашей работе:
Яндекс Деньги: 410012180500847
PayPal: mailbox@he-he.org
Сбербанк: 4276 0600 3721 2514
А еще можно приехать помогать к нам на проект!

Comments

( 9 comments — Leave a comment )
naxellent
May. 9th, 2018 11:01 pm (UTC)
ужасно героические люди! я бы в первый же день разрыдалась и попросилась на ручки (
nexti22rus
May. 14th, 2018 05:48 am (UTC)
другие туда просто не едут)
sunmylady
May. 10th, 2018 04:26 am (UTC)
Какие вы потрясающие!
boldirevaolga
May. 10th, 2018 05:36 am (UTC)

Пусть у вас все будет хорошо!

_kamilfo_
May. 10th, 2018 08:45 am (UTC)
Классный рассказ! Спасибо!
juniperberryo_o
May. 10th, 2018 10:42 am (UTC)
Не представляю, как в таких условиях работать... Тут с немцами зла не хватает, когда они из-за присутствующей им "организованной дезорганизованность" хаос в больничном отделении устраивают, а вот так, когда ни машины скорой помощи, ни условий в больнице - даже в городской...
Читать все, конечно, заманчиво и экзотически, но и страшновато :)

Насчёт психиатра: а много там психиатрических заболеваний встречается? Или он, как и все, настроен, скорее, оказывать общую терапевтическую помощь?
vi_tasha
May. 10th, 2018 02:24 pm (UTC)
Здравствуйте Вика. Вы пишите, что нужно помогать деньгами или приехать. Скажите, а можно послать например вам посылку с чем либо необходимым? У меня дома скопились лекарства за последние несколько лет. Когда-то что-то покупала не использовала и лежат, жаль если кончатся сроки и придется выбросить. Могу составить список, возможно что-то пригодиться вам.
urgenline
Jul. 21st, 2018 09:46 am (UTC)
Думаю в такую даль посылка выйдет дороже, чем те же лекарства на месте купить. Как мой дедушка говорил: "Телушка полушка да рубль -перевоз".
Тут то по России в связи со всякими платонами и поднявшейся ценой на солярку, порой доставка стоит дороже чем сама вещь..
Victoria Rodriguez
Jun. 2nd, 2018 06:57 am (UTC)
Какие вы молодцы ! Герои нашего времени ! Большой вам респект - вы делаете добро👍🏻✌🏻 Не могла остановиться и целый час читала ваши истории. Отдыхать будуте в ледуещей жизни 🤣
( 9 comments — Leave a comment )