?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

My everything

Я не люблю уезжать из Гватемалы. Мне стольких сил стоило окончательно перебраться сюда – бросить семью,  друзей, работу в приемке, которую любила как ничто другое, науку которую не любила, все хобби, вроде горных лыж или танцев и всего того к чему я привыкла. Я развелась, сдала квартиру, раздала все вещи и уехала в никуда и ко всему.

Я не люблю уезжать из Гватемалы, потому что тут мне комфортно. Помните, у Арефьевой: «вот теперь я человек!» Это все даже не про то, что тут можно ходить без лабутенов, охуительных штанов и даже без белого халата. Это больше про то, что мы тут занимаемся «той самой» медициной. Медициной для людей. Мы каждый день делаем чью-то жизнь другой.  Не нужно далеко ходить: буквально на днях к нам притащили мужика у которого диск циркулярной пилы отскачил на квадриципс и разделил переднюю часть ноги на две. Сергио вместе с Аллочкой его штопали почти час. Зашил. Выжил мужик.

Жена мера пришла к нам, беременная, на седьмом месяце, говорит «немного подтекает» у нее, трусы мокрые. Тот же Сергио ее уложил на лавку, посмотрел  - вроде все нормально, околоплодные воды, все на месте. Потом поддел слегонца пузырь сверху – и на него как полилось. Отвезли ее бегом на операцию, обоих спасли. Ребенок, конечно, слабенький, но жить будет. А если бы он не проверил мамашку – помер бы дитеныш.


Мы работаем с прекрасной командой. С людьми, которым не все равно.  У нас архитекторы тут пашут днями и ночами, кошмары им снятся: что цемент не подвезли. Встают на час раньше работать, чем деревенские помощники, голову ломают как нам денег сэкономить на фасаде и кто будет плетенки для потолков ваять.

Я честно скажу – я никогда еще не видела вместе такое количество людей с аналогичными целями, идеями и мечтами. Это состояние абсолютного счастья, жить и работать здесь.

От этого состояния комфорта уходить не очень-то легко. Но, благо у нас есть Карина, которая всех, в том числе меня, заставляет спускаться с облаков на землю.

У нас есть деньги на коробку здания. Да, их нам периодически блокируют платежные системы и российские банки, что ситуацию не облегчает. Но они есть.  Другое дело – мы же не коробка, мы клиника, а в клинике должен быть водопровод, электричество, оборудование, медикаменты, медицинские расходники, и, что не маловажно, врачи и медсестры – которые должны быть сытыми.

Мы хотим сделать клинику работающей безперебойно, потому что даже сейчас, когда мы принимаем людей в фанерноотгороженой комнатке, пациентов у нас много – мы принимаем по 10-15 человек в день. И это фактически– без помещения, практически без оборудования (хотя оборудование у нас потихоньку появляется – спасибо Еве Болдиной из США – прислала нам Центрифугу, Стерилизатор, Доплер, Микроскоп, Эндоскоп и еще три чемодана лабораторных расходников, лекарств и всяких ништяков для волонтеров и Саше Буракову за небулайзер), но зато с фееричной медсестрой Аллой, Сашенькой, Алексом, Сергио и мной. Мы все очень любим людей.

Вы должны видеть наших пациентов. Людей, к которым никогда не относились как к людям. Которым никогда не говорили «сеньор». Никогда не обращались на «устед».

Мы хотим чтобы все это работало. Лучше и только лучше. В сентябре к нам приезжают два самоотверженных врача из Питера и мы будем делать все, чтобы им было чем и с чем лечить. Потому что я знаю по себе, что самое сложное – это не ставить диагнозы и не ковыряться в язвах. Самое сложное – это отказывать человеку в помощи, просто потому что ты был не достаточно хорош, для того чтобы выпросить у фармкампании эналаприла, потому что ты побоялся перевеса и не привез лишний шприц инсулина, потому что тебе не хватило наглости побороть почтовую систему и таможенную службу и забрать свои законные посылки.

Я верю в то, что в мире много хороших людей. На самом деле я точно это знаю. Все смеются и говорят, что в США нам ничего не светит, но мы уже привыкли: не было дня, когда моя почта на наполнялась злостными письмами, а социальные сети – обвинениями. Ничего с этим не поделаешь, жизнь Health&Help  - это не просто.
Ноэто лучше, что произошло и происходит со мной.






Comments

bay_horse
Aug. 18th, 2016 06:37 am (UTC)
Почему в США не светит? Думаю, напротив, страна ведь богатая, волонтёрство и благотворительность там не в новинку, понятная для людей вещь. В России же многие сейчас сами еле сводят концы с концами, для них непонятно, зачем помогать кому-то на другом конце Земли, да и просто возможности такой у них нет, самим бы выжить.
zuzlishka
Aug. 18th, 2016 02:45 pm (UTC)
Действительно. Два жертвенных врача из Питера почему-то не едут в российскую деревенскую глубинку на пару месяцев, где люди без помощи, без лекарств.
Потому что это скучно? Not cool? Не круто?
bay_horse
Aug. 18th, 2016 04:37 pm (UTC)
Я думаю, это не жертвенность. Они делают то, что любят, в том месте, которое любят. Просто наверно довелось разок там побывать - и влюбились в чужую страну. Так бывает. История знает множество биографий европейцев, всю свою взрослую жизнь по собственной воле проведших в тропиках, а то и вовсе на экваторе.
zuzlishka
Aug. 18th, 2016 05:16 pm (UTC)
Я понимаю счастье сочетать приятное с полезным.
Но врачей из Питера называют тут самоотверженными. Разве они самоотверженные, поехать сочетать добро и удовольствие?
Само+отверженность требуется на их родине не меньше.
bay_horse
Aug. 18th, 2016 05:56 pm (UTC)
Да по-всякому их называют. Много и таких, кто придерживается вашего мнения.
А по мне - так они хорошие люди. Плохие люди сочетают не добро и удовольствие, а зло и удовольствие. А суметь сочетать в своей жизни добро и удовольствие - достойная позиция, дай Бог каждому.
zuzlishka
Aug. 18th, 2016 06:13 pm (UTC)
Конечно, хорошие, кто же спорит?