July 9th, 2014

My bed dispute

Муравьи (в штанах) в банке с сухим молоком или в мошки на вскрывшемся перезрелом банане ,как выяснилось, вещи к которым привыкаешь довольно быстро. Прошло меньше месяца с моего приезда сюда- а я уже легко отделяю все эти прелести чайной ложечкой в стакане с мошем и вообще, ощущая себя довольно уверенно в своих отношениях с разными представителями вида членестоногих (ох, это же вид, да? У нас тут наверняка где-нибудь учебник по биологии завалялся- надо проверить).

Сейчас я собираюсь с силами чтобы пойти покормить Зорро и Дыню (коня Арне зовут Дон Мелон, что переводится как «Господин Дыня»- видимо за окраску назвали) переспелыми бананами. Мне нравятся обе лошадки, они умные. После того как ты куда-нибудь едешь верхом на лошади ты обычно весь мокрый и грязный и пахнешь, что не особо удивительно, лошадью. Поэтому это неплохо стимулирует к холодному душу. Но в то же время каждый раз заставляет тебя взвешивать «за» и «против» поездки. У меня сейчас по ощущениям больше – за.

DSC00533
Collapse )

My rural routine

На самом деле пока не поживешь в деревне довольно тяжело (а точнее
просто невозможно!) представить, что такое «пожить в деревне». Не то
что бы мне было крайне трудно вставать в 5 утра (да всю жизнь я так
встаю, еще с момента спортзала в 5-15 эй эм) и идти в лес, где пасется
Зорро (кто ж знал сколько травы жрут эти лошади!) – в тюрьме для
животных всю травку он съел катастрофически быстро и по доброте своей
душевной Карлос, главный промоутер, разрешил мне пользоваться его
участком; не то что бы мне было тяжело десять минут идти в горку,
потом искать Зорро, потом давать ему «вкусненькое»-  кусок хлеба или
соль или порубленный мной с помощью мачете и Бога сахарный тростник
(кстати тоже тут в огороде растет),  потом причесывать его и мыть в
ручье, потом идти обратно домой, месить тесто на тортильи, потом печь
их и варить кофе, потом замачивать белье в больших белых тазах,
рыхлить землю в ящиках с всходами моих овощей, потом идти вспотевшей в
холодный душ, в котором предворительно нужно расставить ведра – потом
эту воду можно использовать для унитаза.


DSC00544

Collapse )
Единственное к чему тяжело привыкнуть- отсутствию друзей.
Ну, и пожалуй, к облакам, которые тут горы покрывают. И джунглям. Это прекрасно.

My half-nikoraguan midwife

Все потихоньку разруливается. Ну не то чтобы совсем все, но уже
немного легче (до тех пор пока ничего не произойдет). Приехала
акушерка, которая тут будет со мной. Нормальная такая девочка 140 см
ростом, у нее двойное имя и двойное гражданство. Своей никорагуасской
половиной она разговаривает со мной только на испанском и это очень
помогает прогрессировать. Теперь я уверена на все сто что полгода с
ней (как печально, что только полгода) меня сделают испаноговорящим
индивидом. Еще она ест свеклу, а это вообще большой плюс для человека.
Потому что раньше тут свеклу кроме меня никто не ел. Что еще… она тоже
любит порядок. И не любит крыс.

Из-за того что меня изрядно утомило ходить и отвязывать- перевязывать
свою лошадь по сто раз на дню я решила  построить забор. Заарканила
местных, надеюсь скоро все построится.

Быт все еще не улажен, все течет- капает- жужжит и сломано. Немного не
хватает тут мужика, во всех смыслах. Довольно смешно когда мы вдвуху в
трусах и сланцах долбим мачете по перекрытиям, откуда с изрядной
периодичностью выглядывает крыса.  Зато без мальчиков намного проще
правильно питаться, совсем не обязательно готовить много и вкусно.
Совсем не надо печь хлеб и вообще что-то печь. И даже посуды, ее в
разы меньше. Наш большой клиникодом только для нас двоих.


22
Collapse )

My difficult patients

Иногда кажется что твоя жизнь не имеет никакой значимости в глобальной
рутине.  Сидишь и глубоко понимаешь своего депрессивного пациента, 33
летнего мужика, который приперся барабанить по дверям клиники в 6
часов утра, в слезах и соплях. Вчера ты приняла его в «женский день»-
день когда мы занимаемся только женщинами беременными и женщинами,
которые беременными быть не хотят( то есть пришли за спиралью,
иньекцией Депо- Проверы или пилюлями). Так вот, приняла ты его вчера,
ибо стало жалко, а мужик жаловался на сильную слабость, потерю веса и,
как ни странно, зуд в паху. Выпросив его про работу  «на пляже» (люди
из Похома часто уезжают работать на пляжи Мексики- посудомойщиками и
официантами- чтобы заработать себе на дом) и беспорядочные половые
связи, я, как истинный инфекционист, подумала, конечно, о трех моих
любимых гигантах – СПИДе, сифилисе и туберкулезе. Ну, и, решила,
естественно, забрать у него кровушку и в нашей допотопной, но вполне
функционирующей центрифуге, ее отцентрифугировать. Естественно,
эпиндорфов (специальных закрывающихся пробирок) у нас не нашлось
(конечно, к черту нам эпиндорфы- у нас же есть смекалка!) и мне
пришлось иглой заливать кровь в просроченные вакутейнеры (пробирки с
вакуумом внутри, специальных катетеров к ним у нас тоже нет, поэтому-
собираем конструктор!), а после, с помочью газетки и ватных тампонов
укреплять эти вакутейнеры в отверстиях центрифуги.  В итоге, получив
сыворотку, всего две капли которой надо капать на  каждый из моих
«рапид- тестов» я, совсем недовольная отрицательными реакциями на ВИЧ
и сифилис, решила, что «ну и ладно», и пошла себе спокойно спать,
думая, что у мужика просто депрессия. Кто ж знал, что «просто
депрессия» в деревне- это блин хуже сифилиса. Это вообще хуже почти
всего. Потому что лечить нечем, а лечебную физкультурку и здоровое
питание в нашей глуши прописывать- это как смеяться над человеком в
открытую.


1
Collapse )

My dangers of hydroelectric power plants

Иногда вроде бы очень милые сцены оказываются в реальности не такими и
милыми. Так, ситуация, когда четыре полураздетые девчонки, две почти
блондинки, с повязочками для сна на лбу и две смуглых брюнетки,
сидящие на моей двухспальной кровати с засунутым под одеяло включенным
фонариком чтобы он как- бы и светил, и , как бы, святил не сильно,
оказалась как раз такой, «немилой».

Этой ночью мы наблюдали как противники строительства
гидроэлектростанции, с ружьями, мачете и прочими веселыми игрушками в
количестве человек пятидесяти прошли по улицам нашего поселка кидаясь
камнями в дома тех, кто «-про» и стреляя в воздух.


cam00463
Collapse )