?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

My 77

Оригинал взят у Аллы Токаревой:


77 дней. Столько я проработала медсестрой в Гватемале, в деревне Чуйнахтахуюп, где силами волонтеров строится клиника для местного населения. За это время я научилась лечить пневмонию, отличать чесотку от грибка, изгонять демонов, выводить пациента из гипергликемической комы и многое другое. А еще я встретила ослепительных людей, порвала трое штанов, купалась в канаве с губернатором и считала звезды в кузове старого пикапа. Это было чудесное приключение. Спасибо, Viktoriya Valikova, Karina Basharova, Elizaveta Shishina, Михаил Шишин, Francis Dudok van Heel.





95% места в чемодане заняли медикаменты. Остальное было отдано фонарику, зарядке и майке с носками. По счастливой случайности, в Сан-Кристобале я познакомилась с чудесной Анной Никифорчиной, которая снабдила меня теплыми вещами (в горах они оказались бесценными). За что Анюте огромное спасибо.— с Anna Nikiforchina.





Проект «Help & Help» был организован двумя врачами – Викторией Валиковой и Серхио Отониэль Кастийо. Вика – врач-инфекционист из Уфы, Серхио – врач из Гватемалы. Познакомившись в одной из местных клиник, эти двое загорелись идеей построить клинику для гватемальского населения. Ситуация с медицинской помощью здесь не из лучших – более менее крупные города забиты частными больницами, которые не по карману среднему гватемальцу, а в деревнях поменьше медпомощи не дождешься: так называемые «пуэсто де салюд» (что-то типа наших здравпунктов) либо просто закрыты, либо выдают от всех болезней парацетомол (как у нас в школах – активированный уголь). Вот и приходится бедному населению страны (а это, по да данным Всемирного банка, почти 60% всех гватемальцев), топать по 6-7 часов до ближайшей больницы, где им либо вовсе не помогут, либо без денег оставят.


Меньше чем за год Вика и ее помощница Карина смогли собрать более миллиона рублей в России (а сейчас еще активно привлекают средства через американскую площадку Generosity). Карина написала более тысячи писем с просьбой о помощи. Вместе с Викой они обошли чуть ли не каждую крупную компанию в Гватемале, не уставая улыбаться и объяснять, просить и убеждать помочь.


Что в итоге? В июле в деревне Чуйнахтахуюп (муниципальный округ Момостенанго, регион Тотоникопан, население порядка 20 000 человек) началось строительство бесплатной клиники площадью около 150 квадратных метров.
По предварительным подсчетам, строительство клиники завершится к Новому году. Планируется, что она сможет принимать 30 пациентов в день. Клиника будет включать стационар на три человека, операционную, лабораторию, аптеку и терапевтический кабинет. В ней также будет отведено место жилому корпусу для медицинского персонала, кухне и небольшому внутреннему дворику для выращивания целебных растений.
Стоимость строительства оценивается в $20 000, годовое содержание клиники с учетом покупки лекарств обойдется примерно в $100 000. Архитекторами проекта выступают Елизавета и Михаил Шишины.






Я приехала в Гватемалу 20 июня. Ребята подхватили меня в городе Шела, откуда мы вместе добрались до деревни Калель. Я сразу заподозрила неладное, когда увидела их автомобиль. Он был похож на небольшой небоскреб, груженый всякой всячиной, а на крыше сидел какой-то бородач, починяющий ̶п̶р̶и̶м̶у̶с̶ фары.





Позже выяснилось, что бородач этот – Игорь Енин – великий маг, чародей, инженер и просто чудо-человек из Уфы. Может выкопать многометровую яму за несколько дней, одной рукой пить виски, а другой – собирать щиток, может отпугнуть целую стаю собак и найти то, что считалось потерянным навсегда.





В Калеле снимали дом Серхио и Вика. Серхио там еще и работал. Запомнилось место совершенно адскими песнопенями из церкви неподалеку – то ли баптистов, то ли евангелистов (в Гватемале вообще бесчисленное количество всяких церквей – на любой вкус и цвет). Еще там были поля кукурузы и они мне казались уникальными, пока я не поняла, что кукуруза в Гватемале повсюду. Вообще везде.





Пробыв в Калеле пару дней, мы отбыли в Huehuetenango (правильно читается – Уеуетенанго). Это родной город Серхио. И остановились мы в его доме, который выходит окнами на большой стадион. У Серхио чудесная семья! Трое братьев и двое сестер, красавица мама и прекрасный папа.





В начале июля мы, наконец, приехали в нашу деревню, где и должно было начаться строительство. И тут девочки сказали – Алла за старшую, Игорь копает септик, а мы поехали. И мы остались на две недели одни. Сначала было очень страшно. Я принимала первых пациентов, по ночам зубрила испанский, переводила помощникам Игоря его пожелания и наоборот, готовила для нас и пыталась организовать быт.









В первых числах июля вернулись Вика, Серхио, Карина и архитекторы. Лиза и Миша Шишины – чудесная пара из Москвы, с которыми мы сильно подружились (и по которым я очень скучаю). К тому времени мне уже казалось, что ничего здесь построить не получится. Как? На этой земле? С какими инструментами?... Но на следующий день Лиза и Миша встали в 6 утра, быстро позавтракали и начали работать. И так они делают по сей день, с понедельника по субботу. В жару и ливень. С болью в руках и ногах. Через несколько дней на земле появилась разметка, а потом – траншеи и опалубка, а когда я уезжала, ребята заканчивали возводить стены. А еще Лиза очень красивая и потрясающие готовит. Миша знает толк в хорошей музыке и у него отличное чувство юмора.
— с Elizaveta Shishina.









Готовкой и прочими бытовыми вопросами занималась Фрэнсис. Это наш волонтер из Голландии. Барышня ростом 1.80, живая, носит на спине крылья, с пытливым умом и чудесным воображением. Очень скучаю по разговорам с ней – о политике, мужчинах, родителях и мечтах. — с Francis Dudok van Heel.










Карина. Человек – администратор, настоящая татарка, красотка и умница. — с Karina Basharova.






Официально строительство клиники началось 16 июля. Мы разоделись, подняли флаги России, Гватемалы и нашего НКО и спели российский гимн ̶д̶и̶к̶о̶ ̶ф̶а̶л̶ь̶ш̶и̶в̶я̶. На церемонию съехались куча местных чиновников и просто важных людей, которые долго благодарили нас и желали удачи.






Очень запомнился один из глав комьюнити, который вспоминал, что «ему потребовалось два года носить куриц в Министерство образования, чтобы получить разрешение на строительство школы». «Я ушам не поверил, когда услышал, что у нас будет клиника. Это просто невероятно», - искренне сказал он. Все значимые события в Гватемале неразрывно связаны с поглощением еды. Во время церемонии надо поесть кукурузы и ухватить тортилью, а по окончанию – выпить газировку и съесть булочку. Без этого никак.













Да, закладку первого камня предварило еще одно небезынтересное событие. Его довольно хорошо описала Лиза вот здесь . От себя добавлю, что вечер тот помню с трудом. То ли от волнения, то ли от здешнего напитка по имени Quezalteca, но свидетели рассказывают, что я была радостна, говорила о любви и излучала очарование.






Такой меня запомнили в тот вечер





В воспоминаниях остался ужин с мэром, ̶к̶а̶н̶а̶в̶а̶ горячие источники с губернатором, который позже оказался заодно и майским шаманом. В полночь возле кладбища он разжег большой костер и просил богов и предков помочь нам. Пламя ярко светило, и было приятно стоять возле огня, чувствуя его тепло и безгранично веря в правильность всего, что происходило и будет происходить.





Дни в деревне пролетели очень быстро. День наш начинался с раннего завтрака, после чего все отправлялись по своим делам. Я шла работать в клинику, а если пациентов не было, помогала Лизе и Мише. В час мы все вместе обедали, потом работали до четырех-пяти, а после – играли с детьми в баскетбол, убирали дом, готовили ужин, смотрели кино, гуляли.




По пути в Гватемалу я купила игрушку у мексиканского мальчишки. «Возьму для племянницы», - подумала я. В пуэсто де салюд я поставила ее рядом с собой, на стол. Когда мне было особенно страшно, я разговаривала с зеброй.





А через какое-то время игрушка стала полноправным участником приема пациентов. Особенно ее полюбили дети – некоторые играли с ней, пока мы лечили маму, кто-то жевал ей ухо, и заплетал хвост в косичку (ух, натерпелась она). В итоге зебра стала доктором Зиброй. И осталась в клинике навсегда.





Что такое Чуйнахтахуюп? Это горы, горы, горы. Это дети и их чудесные улыбки. Это цветы, которые они дарили нам почти каждое утро. Это женщины с большими карими глазами. Они невысокого роста, носят красивые юбки и яркие рубашки. Редко кто из них имеет меньше пяти детей. А иногда - и 12, и 14. Некоторые из них не умеют писать, считать и читать.




Разговаривают местные на двух языках – castellano и киче. Киче принадлежит к майской языковой семье и распространен в центре Гватемальского нагорья. На испанский он не похож совсем. На мой слух он больше схож с немецким напополам с португальским. Мужчины в основном занимаются рубкой деревьев, работают в поле и на каменоломнях. В 10:00 не зависимо от возраста и пола все уходят на рефаксьон. Это не сиеста, но имеет такое же сакральное значение. Рабочий ты, ребенок, продавщица в киоске – в 10 утра ты прекращаешь работу и уходишь на рефаксьон. На час. И пьешь атоль (что-то типа жидкой манки), ешь тортилью, или банан, или булочку с газировкой. И отдыхаешь. Лиза и Миша было попытались искоренить эту традицию (саботаж! Зачем взрослым мужикам на стройке булочки и атоль???) Но не тут то было. Видимо в ДНК гватемальцев есть специальная последовательность нуклеотидов, кодирующих тягу к рабочим перерывам и булочкам.





А еще у нас был Туман. Или Фундир (что по-испански означает фундамент). Первое имя ему дал Серхио, а второе – архитекторы (в тот день они первый раз залили полы и были очень этому счастливы). Умный, добрый, озорной пес. Дико скучаю.










Деревня наша находится в горах. Поэтому и погода там была соответствующая. Утром холодно, днем ходишь в майке, а вечером снова натягиваешь свитер. А если накануне был дождь – то утром обязательно будет густой туман.













Обожала работать с Викой! — с Viktoriya Valikova.





Работать с Серхио было не менее интересно. У него потрясающая способность выслушивать пациентов, находить общий язык с любым человеком и вникать в его проблемы. Очень любил делиться опытом. Здесь он учит накладывать швы. Шить учились на бананах) — с Sergio Ottoniel Castillo.





Еще мы устраивали хорнады. Это такие выездные бригады медицинской помощи. Мы грузили в нашу машину медикаменты, инструменты, и ехали в какую-нибудь богом забытую деревню, где проводили осмотр жителей и помогали им с лекарствами. Крайне интересный опыт. — с Itza María Cajas Lima.






С Sergio Ottoniel Castillo и Viktoriya Valikova.









Попутешествовать по Гватемале не очень удалось - много времени отнимала работа. Но я успела съездить на Атитлан, божественно красивое озеро. И увидеть Антигуа - старинный город, покоривший меня с первых секунд.





Рядом со стройкой располагалась школа. Дети к нам быстро привыкли и мы подружились. Если бы не уроки музыки – цены бы им не было.






Цветы от детей






С Viktoriya Valikova и Karina Basharova.









В начале сентября я уехала из деревни. Сначала я направилась в Мексику, в Сан Кристобаль де Лас Касас – ближайший крупный город на границе с Гватемалой. Моя большая и неизменная любовь. Яркий, душевный, прекрасный Сан Кристобаль. Коллега Фрэнсис была от него в восторге. А то!












Каллы - визитная карточка Сан-Кристобаля.











Прощаемся — с Francis Dudok van Heel.
Вылет у меня был из Мехико Сити, но перед этим я решила поздравить себя с окончанием работы и подарила пару дней у океана. Сначала добралась до Пуэрто Эскондидо. Популярное местечко, куча серферов, тусовщиков, мексиканцев на отдыхе. Я была здесь почти 10 лет назад. Тогда я приехала со сломанной ногой и не смогла ни купаться, ни заняться серфингом. В этот раз серфинг тоже не случился – в день моего занятия поднялись несвойственные этому месту волны и урок мой был аннулирован.










Плюнув на все, я уехала в Масунте, что в примерно в часе езды от Пуэрто. Был и остается для меня одним из лучших мест во всей Мексике. Чудесный, ласковый океан, закаты, разговоры под вино и шум волн, прекрасные люди. Я была очень счастлива.















Comments

( 12 comments — Leave a comment )
barbazal_25
Sep. 21st, 2016 10:35 am (UTC)
Отличный пост! Как твое имя и почему уехала?
tropical_doc
Oct. 4th, 2016 04:06 pm (UTC)
наша Алла Токарева писала))
tropical_doc
Oct. 4th, 2016 04:06 pm (UTC)
А уехала чтобы приехать насовсем)))
barbazal_25
Oct. 6th, 2016 03:18 pm (UTC)
Отлично!
ottonturk_g
Sep. 21st, 2016 06:10 pm (UTC)
Молодц. Поиграли в хороших добрых врачей и меценатов построив "клинику". Не задаваясь вопросм: а нужна ли она нахрен или нет?
в таких странах уровень смретности явно выше потребности в 1 госпитале. заметьте, ни образование или школу построили, ни хорошую ссему очистки воды. А именно "госпиталь" - без разрешений, без нормативов. Среднеобчный сарай без врачей. кто там и кого будет лечить? там блин обычный дом.
а вы зато получите хорошие рекомендации и резюме чтобы получить грант и работать в хорошем месте. шах и мат

Edited at 2016-09-21 06:10 pm (UTC)
laz1ness
Oct. 3rd, 2016 07:42 pm (UTC)
А надо было приехать, устроить революцию и построить коммунизм!!!
tropical_doc
Oct. 4th, 2016 04:18 pm (UTC)
Школа там есть :) А клиники не было :)
Если Вам по какой-то причине кажется что мы взяли такие, приехали, воткнули где не попадя клинику и радуемся - то эта кажулечка - ошибочна. Мы не просто нашли место в "сухом коридоре" - с наибольшей детской и материнской смертностью, но и место без близлежащих центров здоровья, постов здоровья (наших ФАПов). Мы работаем на 20 000 местного населения, у которых нет других центров медицинской помощи, только мы.
Почему "без врачей" - вообще не поняла. Врачей, например сейчас, аж четверо, я, Сергио и двое вновь прибывших - Настя и Кирилл. Мы здесь как раз для организации бесперебойной медицинской помощи.
По поводу нормативов - у нас соблюдены все нормативы, у нас работают профессиональные архитекторы, которые строили не одноэтажные клиники, а многоэтажки в Москве, они уж толк в нормах знают.
А так - наша клиника будет лучше любого бесплатного учреждения Гватемалы, я за это зуб даю, даже два.

А то что наши ребята получат гранты я рада. Они заслужили.

Наша клиника нахрен нужна. Вот.

ПС: программа очистки воды у нас есть. Фильтры для тех у кого колодцы, а не водопровод. Можете на нее конкретно денег дать, если Вам кажется более актуальной. Прямо с пометкой: "на воду". Спасибо.

ottonturk_g
Oct. 6th, 2016 09:30 pm (UTC)
ага, играйте в богов.
Глупые аборигены все равно не смыслят в медицине. И что что вы соблюдаете стандарты? Чьи эти стандарты? Ваши собственные или министерства? Какую ответственность вы несете?
Без стандартов, пропсианных системных и правовых вопросов ваша клиника - это не более чем вет лечебница. И цель вашу я вижу издалека.
Это самореализация по простому пути.
В любом случае удачи. :(
Постараюсь держаться подальше от таких "клиник"
bookworm_the
Dec. 5th, 2016 12:10 pm (UTC)
чуви, понимаешь, нам с тобой этого просто не понять
вот ты бомбишь пуканом %))
а я молча (ну, почти) тупо восхищаюсь
охреневаю и восхищаюсь
чего только на земле нету, каких только людей не бывает!

зы
должен заметить: восхищаться - для психики - полезно, а вот бомбить - наеборот ;)
tuk_blog
Sep. 22nd, 2016 09:17 am (UTC)
А я еду, а я еду за туманом,

За туманом и за запахом тайги,

А я еду, а я еду за туманом,

За мечтами и за запахом тайги...
NFS-NFS
Sep. 25th, 2016 03:34 pm (UTC)
Виктория, Вы пишете, что годовое содержание клиники обойдется в 100 000$. Планируется ли перевести госпиталь на баланс государства или ожидается, что необходимые средства будут поступать из пожертвований?
tropical_doc
Oct. 4th, 2016 06:15 pm (UTC)
у государства таких денег нет, поэтому это даже не обсуждается.

Содержание - первый год самый дорогой, потому что нам нужно закупить оборудование, мебель медицинскую - это все не дешево. Дальше - дешевле, нужны будут только медикаменты+медицинские расходники, которые мы планируем получать от других НКО, типа Direct Relief, Vitamin Angels, Medshare и прочих. Так что закупать прийдется только те, что не удается получить пожертвованиями, обычно это всякие физрастворы, сильнодействующие и другие запрещенные к перевозке.
+ у нас волонтеры значительное количество медикаментов и расходников с собой привозят. Как ни странно, во многих НКО тут, в Гватемале, волонтеры и их помощь - совсем не последний момент.

Несмотря на все вышесказанное - пожертвования от частных лиц и компаний были и остаются большей частью того, на что существует ФАП сейчас и будет существовать клиника в будущем.
( 12 comments — Leave a comment )